И.Рустамбек: И остров этот прозвали

…Ах, обмануть меня нетрудно - я сам обманываться рад…

Великие мистификаторы:
Ильич - такой простой и доступный.
Медаленосец Леонид Ильич.
Михаил Горбачев - автор перестройки.
Аскар Акаев: с мыслями о вечном...
Данияр Усенов: впереди новые планы.

Мы живем в насквозь мифологизированyю эпоху. Мы верим в сказки и небылицы, которые сами же и придумываем. В том наша сила и наша слабость, наше величие и наш тяжкий крест, который мы тянем на себе из века XIX в XX, а теперь вот шагнули с этим и в XXI век.

Зачем декабристы разбудили Герцена?

Один из главных мифов - это то, что человечество осчастливят революции. Ниспровергатели старого мира во всем и всех видели врагов, а в редких прежде вольнодумцах - двигателей прогресса. Помните, что писал вождь мирового пролетариата: "Декабристы разбудили Герцена, Герцен развернул революционную агитацию…". Для идеологов коммунизма, пожалуй, и Александр Сергеевич Пушкин был не столько солнце русской поэзии, сколько борец за счастье трудового народа. Ведь как-никак, а в его же жилах текла кровь угнетенных африканцев, и, ясное дело, именно поэтому "восстал он против мнений света"…

Словом, революционное вино бродило-бродило в русском обществе, да и ударило по башке - да так, что в 1917 году это общество взялось истреблять самого себя. Советская власть и коммунисты заменили здравый человеческий смысл - коллективистскими ценностями, моральным кодексом строителя коммунизма. Личная жизнь и ее тонкая интимная сфера стали чем-то постыдным и безнравственным. Еще на памяти крылатая фраза времен заката СССР: "У нас в стране секса нет". О Советском Союзе в мире говорили, как о необитаемом острове, где проживают социальные неандертальцы.

Однако кто скажет, что все было беспросветно плохо - тот сильно соврет. Ведь интернационализм и взаимовыручка, патриотизм и любовь к родине - не пустой звук. Благодаря им народ выиграл Великую Отечественную войну, поднимал промышленность, развивал культуру. И во многом - вопреки советской власти. Ибо нравственную природу человека просто так не выкорчуешь, не искоренишь ГУЛАГами, тоталитарной идеологией, массовым спаиванием. Ведь общество (без дураков) жило надеждой и верой в светлое будущее, которое, казалось, уже где-то рядом: протяни руку - и потрогаешь… Но, как известно, коммунизм как горизонт: чем ближе мы к нему - тем дальше он от нас.

Горы фраера не любят

Когда вдруг разом рухнул СССР, это потрясло до основания не только многомиллионное общество "развитого социализма", но и обрушило наши нравственные ориентиры, наши души. Ведь мы были поколением романтиков: вели бесконечные кухонные разговоры о смысле жизни; мечтали о свободе и правах человека; мы потрясали воображение своих женщин не деньгами и карьерой, а стихами, цветами... "Милая моя, солнышко лесное. Где, в каких краях встретимся с тобою…" Песня Юрия Визбора стала одним из гимнов тысяч и тысяч влюбленных той поры, а нынче - неизбывной печалью по ушедшей эпохе.

Песня не только "строить и жить помогала", она лечила души, очищая их от идеологической ереси, которую несли компартия и ее апологеты. Песня пелась всюду - неслась над городами, над лесами, долинами и горами. Горы, природа - всегда были спасителями от социальной мерзости: они очищали, они заменяли исповедальню. Ведь большинство из нас были и остаются в душе язычниками. "Природа-мать" - говорим мы, признавая тем самым ее своим вторым самым родным живым существом, которое, конечно же, всегда поймет, не оставит в беде.

Горы фраера не любят - есть такая поговорка у наших профессионалов скал и ледников. Но вот парадокс: фраеров после развала СССР и наступления столь долгожданной свободы развелось столько, что куда ни ткни - попадешь во фраера. Дошло до того, что сегодня никто и в горы уже не выезжает, много лет не встретишь палаточных городков в тех же Ала-Арчинском или Аламединском ущельях, ближайших к Фрунзе, то бишь, к Бишкеку. Нет того, что было раньше, - когда ты мог запросто подойти к любому костру, где тебя накормят, поднесут неизменную чарку… Потому что люди боятся. Боятся, что какие-нибудь отморозки придут и все разгромят. И то: какие горы, если на улицы родного города лишний раз не покажешься. Некогда чистый, зеленый, уютно-кемпинговый Фрунзе из гостеприимного дома превратился в какое-то пристанище для социально ущербных, ушибленных революцией элементов. Ведь многие горожане после 24 марта по нескольку недель не выходили из своих квартир. О ночи погромов мы знаем только то, что показали в основном иностранные СМИ. А ведь были и инфаркты, и суициды - как неизменные атрибутика и статистика любой революции. Мой дом - моя крепость: вот что мы получили взамен коллективистской морали. И что хуже и что лучше - большой вопрос?

Место всекыргызского сказочника пока вакантно

Независимость вывела на арену новых мифологизаторов или наших собственных кыргызских мечтателей. Главным сказочником страны стал Аскар Акаев. Известный ученый, президент-мыслитель задумал создать "островок демократии" в нашем отдельно взятом и очень диком азиатском регионе. И мы все вдруг возомнили себя островитянами. Ура, мы тут одни такие - сами с усами! Размечтались, Киргизию заменили на Кыргызстан... И за эту свою мечту-иллюзию ААА по большому счету сегодня и расплачивается. Ведь общество ни за что так строго не судит, как за утраченные иллюзии, несбыточный социум. И одно мы никак не поймем - что судим-то самих себя. Ведь что мы получили за пятнадцать лет суверенитета? Демократию, свободу? Люди боятся выходить из дому: потому что нет никакой гарантии, что тебя не ограбят, не изнасилуют, не убьют. Государство не способно защитить своих граждан, более того - оно само ведет себя, как бандит с большой дороги. И именно в этом главная причина миграции, помимо нищенских зарплат, безработицы, хронических наездов на русский язык… Кыргызстан превратился в страну мигрантов, так же, как и его революционные побратимы - Украина и Грузия.

Когда сегодня Акаева обвиняют во многих грехах, то это, как говорится, имеет под собой почву. Оторвался от народа, дал слабину, бросил на произвол… Но народ - он ведь, как ребенок: наивен, жесток, несправедлив. Он еще не осознал, что обиделся в первую очередь на то, что его лишили игрушки, отняли сказку. И не важно, про что эта сказка: про "островок демократии", "вторую Швейцарию", "Кыргызстан - наш общий дом"… А может, лучше обозвать все поисками национальной идеи, тем более что таковую ищут все без исключения бывшие братские республики бывшего СССР… А любой правитель по определению сказочник, он не может не мифологизировать социальную действительность. Особенно, когда повседневный социум - это все те же нищета, пьянство, невежество…

Аскар Акаев нынче в изгнании, а заменить-то его и некем. Некому заполнять социальный вакуум. Вот и повыползали на свет божий новые оппозиционеры-революционеры, партийки, деятелишки… Которые и двух слов-то связать не могут, а не только какую идею или социальный прожект (а ля "Великий Шелковый путь" или там "Москва-Нью-Васюки") задвинуть…

Ведь тот же Данияр Усенов на чем год назад прогорел? Вы думаете на том, что бизнес у него свой, а политик не должен этим заниматься? Отнюдь. Данияр Токтогулович прогорел на том, что двинул в массы несбыточный социальный прожект об акаевских миллионах-миллиардах, которые он обещал найти и раздать каждому - ну хотя бы пару тысяч баксов… И почти каждый купился, зашелся в мечтах - кто ж у нас от халявы-то отказывается?! Но потом быстро очухались, сунули руку в карман, а там - шиш. Ах, так, Данияр, получай за это прозвище - "всекыргызский сказочник"…

Правду сказать, после Данияра Токтогуловича на данный титул так более никто и не потянул. Ни Дастан Сарыгулов - со своим тенгрианством, ни Бекназаров с Розой Отунбаевой - истинными революционерами, так сказать…

Истина пока одна, и она, увы, горькая. Страна - в полном, пардон, дерьме, и просвета (пардон) не видно. И если кто-то всерьез полагает, что новая, осенняя, революция может что-то изменить к лучшему, тот просто законченный фраер. Пардон…

Ибрагим РУСТАМБЕК
Фото: Вячеслав ОСЕЛЕДКО